назад

Инновации в... интеллект

Анатолий ОРЛЮК,
директор Барыбинского филиала ВНИИАС, кандидат экономических наук.

Нематериальные активы можно использовать более эффективно

Коммерциализация интеллектуальной собственности является одной из важнейших проблем научно-технического развития. В промышленно развитых государствах 80 – 95 процентов прироста валового внутреннего продукта приходится на долю новых знаний, воплощенных в технике и технологиях, то есть они идут путем инновационной экономики.

По данным Минпромнауки, объем мировой торговли лицензиями на объекты интеллектуальной собственности ежегодно увеличивается на 12 процентов, в то время как темпы роста мирового промышленного производства не превышают 2,5 – 3 процента в год. Россия, имея преимущество в научно-техническом потенциале и квалифицированных кадрах, располагая крупной научной базой (12 процентов от числа ученых всего мира), на мировом рынке гражданской наукоемкой продукции имеет лишь 0,3 – 0,5 процента.

Ежегодно на научные исследования в нашей стране расходуются огромные средства, но только малая доля (1 – 2 процента) от них капитализируется путем ввода созданных объектов интеллектуальной собственности (ОИС) в хозяйственный оборот. Например, на железных дорогах России и других государств СНГ и стран Балтии на протяжении десятков лет функционируют такие крупные автоматизированные системы, как АСОУП и «Экспресс». Но они до сих пор не введены в хозяйственный оборот и не имеют законного хозяина. Хотя официально по договору на разработку этих систем собственником определено МПС России (теперь ОАО «РЖД»). Инвентаризация результатов научно-технической деятельности, проведенная в отрасли в 2002 году, указывает и на другие аналогичные факты.

Анализ структуры основных фондов железнодорожных предприятий говорит, что доля нематериальных активов (НМА) в них составляет десятые доли процента. И это в такой наукоемкой отрасли, обладающей высоким интеллектуальным потенциалом!

Между тем основными направлениями государственной политики до 2010 года коммерциализация определяется как магистральный путь научно-технического прогресса. Она повысит инвестиционную привлекательность корпораций, используя НМА в качестве залога, сэкономит расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) за счет исключения параллелизма и дублирования.

Но самое главное – посредством коммерциализации будет обеспечен нормальный цикл воспроизводства данных активов, ибо за счет амортизационных отчислений создается фонд для образования новых НМА.

Что же этому мешает? Прежде всего несовершенство нормативно-правовой базы. Следствием стала проблема коммерческого использования результатов интеллектуальной деятельности (РИД), имеющих правовую охрану. До сих пор идет дискуссия о том, кому должны принадлежать права – заказчику или исполнителю?

И наконец, для начала коммерциализации нужны некоторые дозированные преференции в сфере инновационной деятельности со стороны государства. На практике у нас получается наоборот. Так, часть льгот, имевших место при коммерциализации объектов интеллектуальной собственности, снята. Например, сегодня нельзя проводить переоценку НМА, хотя основные средства предприятий ежегодно переоцениваются. Некоторые налоговые послабления в части авторского вознаграждения тоже сняты. Если сегодня взять на баланс НМА по результатам инвентаризации, то сразу вменяют налог, хотя ранее коммерциализацию не проводили не по причине халатности, а просто потому, что в стране не было соответствующих нормативных актов.

Но кое-что все же меняется. В частности, депутаты работают над законом о коммерческой тайне, который должен быть принят в ноябре этого года. Кроме того, внесены предложения по изменению Гражданского кодекса, а также рассматриваются предложения Минпромнауки совместно с Минфином по преференциям в сфере инноваций и предложения по налоговой амнистии для объектов интеллектуальной собственности, выявленных в процессе инвентаризации и предлагаемых к вводу в хозяйственный оборот. Разрабатываются и другие нормативные документы.

За последние полтора года Министерство путей сообщения, и в первую очередь Департамент технической политики, провело большую работу по коммерциализации интеллектуальной собственности. Разрабатываются методики по введению в хозяйственный оборот ОИС, ведется проектирование АСУ интеллектуальной собственности и т.д.

Основная трудность заключается в том, что МПС являлось заказчиком НИОКР и, соответственно, собственником (по существующим пока нормам). Но министерство не имело возможности эффективно распоряжаться ОИС. В частности, не могло оформить патент или право интеллектуальной собственности на программное обеспечение. А главное – не вправе было решать вопрос введения ОИС в хозяйственный оборот.

С созданием ОАО «РЖД» многие вопросы сняты. Но в существующей структуре акционерного общества необходимо создать специальное подразделение, которое будет решать вопросы не только коммерциализации, но и управления интеллектуальной собственностью в целом. В том числе обеспечивать охрану ОИС, разработку стимулов для его создателей, маркетинг, создание и эксплуатацию АСУ интеллектуальной собственностью.

Кстати, Минпромнауки в порядке эксперимента создает центры передачи технологий, которые на коммерческой основе внедряют новейшие разработки. Предлагаемое структурное подразделение в ОАО «РЖД» должно работать по аналогичной схеме. В дальнейшем оно может быть преобразовано в дочернее предприятие ОАО «РЖД».

Сегодня в законодательстве предусмотрены Центры коллективного управления интеллектуальной собственностью. Такое подразделение могло бы работать и в ОАО «РЖД».

При коммерциализации интеллектуальной собственности необходимо провести разграничение: какие инновационные работы должны проводиться за счет средств НИОКР, а какие – в рамках инвестиционных проектов. Нужно замкнуть логическую цепочку: инвестиции (НИОКР) – разработка – внедрение – функционирование системы – получение дохода (прибыли) – инвестиции.

Сегодня эта цепочка разорвана в силу разных причин. Наиболее известная – разработка не доведена до внедрения. Но даже если система внедрена и успешно функционирует, разработчик (физическое или юридическое лицо) зачастую не получает вознаграждения от эффекта, который приносит его разработка. А при отсутствии действенной системы материальных и моральных стимулов нельзя обеспечить заинтересованность в создании интеллектуального продукта. Если в данной области будет обеспечен баланс интересов только государства, организаций-разработчиков, инвесторов, но забыты авторы новейших продуктов, то коммерциализировать попросту будет нечего.

Эта статья опубликована в Газета «Гудок»
http://www.gudok.ru/

URL Для этого статьи:
http://www.gudok.ru/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=10571